Вторая Волна: что происходит с экономикой

 

Каково качество нынешнего момента? Что происходит сейчас? Почему осень уже в который раз стала для финансового рынка тревожным временем? На эти вопросы попытался ответить председатель совета директоров банка МДМ Олег Вьюгин на своём выступлении в рамках конференции НАУФОР.

Что происходит?

Всё очень похоже на осень 2008 года – падает курс рубля, банки вывозят капитал, по опережающим индексам происходит сокращение темпов экономической активности, возобновлены аукционы министерства финансов, до кризисного уровня выросли объемы рефинансирования банков посредством их операций РЕПО с ЦБ – всё говорит о нехватке ликвидности. Но что же происходит с экономикой в целом?

Есть три наиболее важных финансовых источника для поддержания позитивной экономической динамики в стране. Во-первых, банковский кредит. Поскольку кредит стал играть в экономике существенную роль за последние пять лет, прекращение кредитования всегда транслируется в существенное сокращение темпов экономического роста в стране, а в отдельных случаях и падение. Второе – бюджет как инструмент поддержки спроса, бюджет трансформирует доходы от нашего основного богатства – нефти и других природных ресурсов – в денежное предложение и тем самым стимулирует спрос в экономике. И третье – средства предприятий, прибыль, которая используется для инвестиций на уровне этих же предприятий.

Что происходит с активностью в этих сферах сегодня? Банковское кредитование явно замедлилось, но не сокращается. В планах бюджетного финансирования сокращений тоже не предусмотрено. Наиболее осторожны предприятия, некоторые даже взялись за планы по сокращению персонала и издержек, не говоря об инвестициях. Мы знаем, что существуют суверенные долговые проблемы в Соединенных Штатах, еврозоне. Глобальный долговой кризис, который начался в 2008 году, сейчас трансформировался в суверенный. Большой государственный долг США и стран еврозоны, который к тому же неравномерно распределен, к сожалению, падает на страны с менее конкурентоспособной экономикой. Банки вовлечены в суверенный долг – в Европе в основном они являются его держателями, а в Соединенных Штатах это банки и инвестиционные фонды. Недоверие инвесторов к способности обслуживать суверенные долги и есть источник современных проблем в мире. Глобальный рост неустойчив, а российская экономика, как и любая другая открытая экономика, от этого роста зависима прямо пропорционально.

Мировая экономика

Какая бы ни была конъюнктура – будет ли ФРС проводить количественное смягчение, а европейский Центробанк выкупать суверенные обязательства стран еврозоны, – в перспективе важен вопрос, превысят ли темпы роста американской экономики процентную ставку по долгам этой страны, то есть сегодня хотя бы выше 2 – 2,5%. То же самое

можно сказать о европейской зоне. Мы понимаем, что если ставка, по которой бюджеты должны уплачивать по суверенным обязательствам, выше, чем темпы экономического роста, то это значит, что обслуживать долг можно либо увеличивая налоговую нагрузку, либо строя дальнейшую пирамиду долга, то есть наращивая объем долга по отношению к валовому внутреннему продукту

К сожалению, никаких признаков экономического оживления ни в Соединенных Штатах, ни в Европе (то есть в половине всей мировой экономики) не наблюдается. А ставка по долгам, из-за того что инвесторы нервничают, в целом оказывается в зоне риска. Снизить ставку по долгосрочным обязательствам и привести её в соответствие с текущими темпами роста американской экономики, то есть создать для инвесторов настроение покупать эти облигации, была призвана в США программа «Твист». Это, кстати, сработало, поэтому во многом произошло бегство в долларовый актив.

Последствия

Итак, получается, что кризис суверенных долгов вызывает, прежде всего, проблемы для банков, потому что эти бумаги находятся на их балансе, и их обесценение означает сокращение ликвидности, даже угрозу состоятельности и требует дополнительного капитала. Поэтому в мире возник большой спрос на ликвидность, и деньги стали уходить туда, где они наиболее нужны, стали они уходить и из России.

Сейчас происходит распродажа российских активов, чтобы вытащить из них средства. Инвесторы продают наиболее ценные с точки зрения данного момента активы, и, стараясь поддерживать заданный уровень риска, продают наиболее рискованные из них.

Курсы валют

Если посмотреть, как падали национальные валюты в мире по отношению к доллару, то в России рубль упал до 15% за период турбулентности, примерно так же упали бразильский рели и южноафриканский ранд. Россия не осталась в стороне от мировых проблем. В этом риск финансового сектора - глобальные проблемы влияют на состояние российской финансовой системы в виде распродажи активов и оттока капитала из страны. К нашему благополучию цена нефти пока остается на достаточно приемлемом уровне.

Бюджет

Вообще, пока рисков для финансовой системы и экономики нет, потому цена нефти остается на уровне 100 долларов за баррель. До тех пор, пока это так, бюджет будет играть, я бы сказал, даже стабилизирующую роль в экономике.

Упадет ли цена на нефть?

На этот вопрос, как обычно, никто не хочет давать ответ, и по понятной причине. Можно предположить, что проблемы суверенных долгов в США приведут к тому, что у ФРС не останется ничего другого, как продолжать стимулировать экономику. Это меньшее из всех существующих зол, потому что жёсткая денежная политика окажется в нынешней ситуации ещё более непродуктивной. Поэтому ФРС не будет радикально двигать ставку, и, скорее всего, мы увидим новый этап количественного смягчения, если ситуация каким-то образом не улучшится. А это означает, что, скорее всего, цена на нефть останется на приемлемом уровне. На рекапитализацию европейских банков в связи с долговыми проблемами, по оценкам МВФ, требуется до 200 миллиардов евро. По оценкам того же МВФ, чтобы снять напряжение на рынке долгов, нужно предоставить примерно триллион евро со стороны властей. Возможно, это будет перераспределение бюджетных средств внутри еврозоны, или средства европейского Центробанка, но, таким образом, мы, скорее всего, увидим достаточно мягкую денежную политику в Европе. Это тоже позитив для уровня цены на нефть.

Инвестиции

Со стороны инвестиционной активности российских компаний можем предвидеть некоторое сокращение по естественным причинам. Глобальное замедление сказывается на темпах роста российской экономики, которые, видимо, с 4% снизятся в ближайший период до 2 - 3%. Соответственно, снизится прибыль у российских компаний и будет меньше активности на инвестиционном фронте.

Социальная сфера

 

Ключевой вопрос - начнутся ли сокращения? Сокращение занятости и попытки сэкономить на расходах являются самым негативным исходом возникшей ситуации. Надеюсь, больших сокращений не будет.

Для этого на сегодня нет серьезных оснований. Если сравнивать с 2008 годом, то для финансовой сферы существует большая разница: внешняя задолженность банковской системы на порядок ниже, банки в меньшей степени вовлечены в проблемы финансового рынка как такового, и, конечно, гораздо меньшее плечо использовалось на фондовом рынке и гораздо более осторожно. Об этом говорит тот факт, что в текущей ситуации происходит не обвальное падение рынков, а сползание с отскоками. Это означает, что обесценение активов не происходит обвально, и шансы для сохранения финансовой стабильности сегодня гораздо выше. Поэтому, если мы имеем вторую волну кризиса, то гораздо более слабую. В цунами вто рая волна гораздо слабее, и её уже ждут - это образное сравнение, по-моему, применимо к сегодняшней ситуации.

Банковская сфера

Банковское дело - это особый вид бизнеса, в котором главное - при любых условиях обеспечить обязательства перед вкладчиками и кредиторами, не прибегая к помощи государства или акционеров. С 2008 года мы в своём банке поставили этот принцип во главу угла. Поддержание достаточного уровня ликвидных активов и качества кредитного портфеля являются ключевым фактором для реализации такой политики.

Что будет?

Трудно делать прогнозы, но, по-моему, правы экономисты, которые два года назад говорили, что это будет L-кризис. То есть кризис, падение и затем фаза неопределенности и волатильности экономических показателей, длительная стагнация. Будут позитивные новости, если европейские власти примут какое-то серьёзное решение. По европейским банкам они фактически уже приняли это решение, рекапитализация будет. В ноябре, возможно, будут предприняты более решительные действия в части суверенных долгов периферийных стран. И тогда мы увидим восстановление рынков. Потом, возможно, какое-то решение не примет ФРС, и будет падение. Это то, с чем мы будем жить ближайшее время. Так сказывается на России глобальная ситуация.

Нельзя повторить то, что было. И 2008 год мы точно не повторим, хотя ситуация будет более сложной и менее приятной, чем в период восстановления в 2009 - 2010 годы.

 

NB Комментарий

 

 

Владимир Русаев, управляющий Филиала банка ВТБ в Волгограде

Действительно, прошлый год был непростым для мировой экономики и банковского сектора. Негативная информация из Европы и США не могла не отразиться на ситуации в России в целом, что привело к значительному снижению биржевых индексов, начиная с 3 квартала 2011 года, и создало определенную напряженность на рынке финансовых услуг. Сегодняшняя ситуация значительно отличается от

2008-2009 годов. Учитывая то, что Банк России и правительство накопили значительный опыт в кризисный период, повторения прошлого сценария мы не ожидаем. Кроме того, российская экономика не имеет бюджетного дефицита и этим положительно отличается от Европейских стран. Другое дело, что долговой кризис в Еврозоне привел к сокращению притока финансовых ресурсов на российский рынок. Увеличилась стоимость кредитных ресурсов как для банков, так и для крупных корпораций, и дальнейший экономический рост в России будет во многом зависеть от мировой экономической ситуации и от политики Банка России.